RSS

Медаль «За отвагу» нашла Павла Ивановича Сабаева уже после войны, в 1947 году

06.05.2015

DSCF1848.JPG

Нынешний год для ветерана юбилейный вдвойне. 9 мая, как и все россияне, Павел Иванович Сабаев встретит 70-летие Победы в Великой Отечественной войне. А в июле он отметит свой 90-й день рождения. И сегодня, в преддверии этих дат, ветеран, вспоминая вехи своей жизни, неизменно возвращается к войне, которая во многом определила его судьбу...

Эхо войны до сих пор звучит не только в памяти фронтовиков, но и резонирует со многими событиями в общественной, политической, да и личной жизни. Вот недавно Павла Ивановича вместе с группой ветеранов Великой Отечественной пригласили на церемонию вручения юбилейных медалей, отчеканенных по Указу Президента Российской Федерации в ознаменование 70-летия Великой Победы. Собираясь на это торжественное мероприятие, бывший солдат достал из гардероба свой парадный мундир, утяжеленный орденами и медалями, которые были заслужены всей его жизнью. Наград много. В их числе – ордена Октябрьской Революции, Отечественной войны, «Знак Почета»... Но особо дорога и памятна для Сабаева скромная с виду простая солдатская медаль «За отвагу». Люди военные знают истинную цену этой награде – ее можно заработать только на поле боя своим мужеством, храбростью, потом и кровью.

...А вот Павел Иванович решительно не помнил, за что удостоен такой чести. И, отправляясь для ее получения, старался восстановить в памяти эпизоды его фронтовой биографии. Дело в том, что медаль его нашла только в 1947 году...

Парень из Княжево

...Село Княжево на Тамбовщине жило тихой, размеренной крестьянской жизнью. Вдалеке от больших дорог и городов, оно чтило заветы предков и блюло, насколько возможно, сложившиеся веками патриархальные устои, когда почитают старших и порицают лень да безделие. Заботы о хлебе насущном не понаслышке были знакомы с малых лет и Павлику. Воспитывался он с младенческих лет дедушкой и бабушкой, которые, несмотря на возраст, продолжали трудиться и в сельхозартели с поэтическим названием «Раннее утро», и на личном подворье. А оно было немалым. В подсобном хозяйстве Сабаевых были коровы и телята, свиньи и поросята, овцы и ягнята, гуси и куры. Был и конь по имени Бат. Но, как только объявили коллективизацию, дедушка – Михаил Яковлевич – собрал всю конскую упряжь, запряг Бата в телегу и передал в общее пользование. А сам попросился на должность ночного конюха. Ну а мальчонка старался при дедушке быть. Особенно если отправлялся он со своим небольшим табуном в ночной попас.

С годами выучился пахать и бороновать в поле, помогал в севе, на сенокосе и при уборке урожая. Успевал в летние каникулы заработать в артели совсем не лишние для семьи трудодни.

При всем при этом был он в школе отличником. И, кто знает, если б не случилась война, какую бы стезю он выбрал. Особенно если учесть, что предпочтение Павел отдавал в школе таким предметам, как математика, химия и литература.

Но 22 июня 1941 года в селе случился переполох. С утра многие односельчане отправились в райцентр. Там по воскресным дням люди торговали на базаре – что-то продавали, а что-то и приобретали, общались, обменивались новостями, слушали сообщения из Москвы. В артели в ту пору радиоточек еще не было, не успели довести, а здесь, прямо на рыночной площади, со столба большой репродуктор вещал. Он-то и сообщил голосом товарища Молотова о вероломном нападении фашистской Германии на Советский Союз. И опустел, обезлюдел базар. Крестьяне, нахлестывая ни в чем не повинных лошадей, в спешном порядке отправились по домам. Лишь только пыль из-под копыт дымилась над шляхом.

Они-то и принесли в село нерадостную весть. И началась после этого совсем другая жизнь. Было Павлу в ту пору 16 лет. Через год с отличием окончил среднюю школу, получил аттестат зрелости и стал работником сельскохозяйственной артели. Назначили его молотобойцем, подручным рабочим артельного кузнеца. Правда, очень скоро по разнарядке из района командировали на строительство военного аэродрома в Моршанске. А когда вернулся, председатель сообщил о повышении по службе – кузнеца призвали в армию, а значит, кому, как не ему, молотобойцу Павлу Ивановичу Сабаеву, занять его место. И сразу же задание дал – подковать коня.

Солдатская карьера

...Так получилось, что повестки из райвоенкомата в 1943 году парень получал дважды – в январе и феврале. И лишь только 23 февраля Павел был призван и, по его словам, направлен в Тамбовское пулеметно-минометное училище. Но пройти полный курс обучения и стать офицерами ребятам не удалось. Летом, когда шли ожесточенные бои на Курской дуге, курсантов отправили на фронт.

В первый бой, однако, вступили на Смоленщине. В городе Нелидово распределили Сабаева в артиллерийскую батарею. Однако комбат направил вчерашнего курсанта в отделение связи телефонистом. Весь личный состав этого подразделения – два человека, старший сержант Сидоров и он. Задача – обеспечение командира батареи надежной телефонной связью. А это значит, что надо не только протянуть линию, но и позаботиться о ее своевременном ремонте. Тем более что во время боя провод может быть порван взрывом либо проходящей техникой, перебит осколками или пулями. И если уж шальной осколок каким-то образом находит тонкий проводок, то что говорить о солдате, который идет по этой линии, устраняя неисправность? Это же завидная мишень для вражеских стрелков. Нашла-таки пуля в бою 21 сентября и бойца Сабаева. Ранение, как он утверждает, оказалось легким. Однако, после медсанбата, его перевели в команду выздоравливающих, где он обитал около трех недель. В свою батарею при выписке уже не попал. Как бывалого, обстрелянного солдата, да к тому же бывшего курсанта, его назначили командиром минометного расчета.

Неплохое это оружие – 82-миллиметровый миномет. Труба весом 11 килограммов, плита – еще 19 килограммов. Плюс еще кое-что. И это «кое-что» – не только остальные узлы и детали орудия, но и боезапас. А кроме того, нес Сабаев в качестве личного оружия ППШ с запасными дисками пистолет ТТ, две гранаты-лимонки и еще одну противотанковую. Да патроны в вещмешке. На всякий случай. Тем более что экстремальные случаи на войне сплошь и рядом. Хоть и предписано позиции устраивать в удалении от передовых окопов, но приходилось и в атаку ходить, и от натиска фашистов отбиваться. Впрочем, минометчики никогда не могли пожаловаться на недостаток вражеского внимания. Стоит только два-три залпа сделать, как позицию начинают вычислять и накрывать ответным огнем.

21 декабря разгорелся бой, который стал для Павла Ивановича последним на той войне. В ходе минометного обстрела немецкий осколок ударил в кисть его руки. Сгоряча боли не почувствовал, но удивился, что пальцы, а заодно и ладонь не шевелятся...

Не только запись в книжке трудовой

В Смоленском госпитале, куда его переправили прямо с передовой, оказали первую помощь и, после некоторого размышления, отправили первым же самолетом в Калинин. Оттуда – в Чапаевск и далее. Госпитальная одиссея завершилась только в городе Куйбышеве, да и то не без приключений...

Через два месяца медицинская комиссия вынесла вердикт: «К строевой службе по причине инвалидности не пригоден». Гражданскую жизнь было предложено начинать в тыловой Астрахани на рыбокомбинате имени А. Микояна. Впрочем, надолго на этом предприятии Павел Иванович не задержался. Вскоре его пригласили на службу в местное управление НКГБ. Схематично о его дальнейшей трудовой биографии можно рассказать так: сотрудник районной прокуратуры, работник аппарата Астраханской областной прокуратуры, начальник отдела кадров в ней же; учеба на заочном отделении Саратовского юридического института, на Московских высших курсах юристов при Министерстве юстиции СССР; сотрудник Управления кадрами прокуратуры СССР, сотрудник отдела административных органов ЦК КПСС, заведующий юридическим отделом Президиума Верховного Совета СССР. Отсюда и ушел на заслуженный отдых. Впрочем, отдыхом его пенсионную жизнь назвать можно с большой натяжкой. Павел Иванович активно участвует в работе ветеранской организации, литературного объединения, общественной жизни района, много времени уделяет военно-патриотическому воспитанию подрастающего поколения.

Ледяная купель

Но вернемся к медали «За отвагу».

– Склонен полагать, – размышляет фронтовик, – что, возможно, представлен был к награде за один эпизод. Это во время нашего наступления было, когда, освобождая Смоленскую область, мы вышли на территорию Белоруссии. И там сложилась довольно трудная ситуация. В ходе боестолкновений и хаотичного передвижения была потеряна связь с полком. Более того, мы не знали даже, где находится штаб. А нам была нужна поддержка огнем, боеприпасами, да и продуктами. Послали одного связного, но его, видимо, убили, так как немецкие снайперы и пулеметчики контролировали прилегающую местность с господствующих высот. Я предложил пройти по другому маршруту – через схватившееся тонким льдом лесное озеро. Как был – в валенках, шинели – пошел... Прикладом автомата пробивал себе тропинку во льду и продвигался. На мое счастье глубина там была относительно небольшой – лишь иногда вода доходила до подбородка. Везение на этом не закончилось, так как вскоре, почти не плутая, удалось найти штаб. Обогрелся в землянке, а вот обсушиться не удалось. В мокрой обуви и одежде еще два дня. Впоследствии мне эта ледяная купель аукнулась серьезным заболеванием легких. А про награду тогда как-то и не подумал. О ней стало известно моим коллегам-чекистам, которые и помогли медали найти меня. Сейчас Павел Иванович проживает в районе Кунцево.

Александр Лёвин

Теги: ветеран

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати